Тульский некрополь

Здесь вы можете узнать последние новости музея "Тульский некрополь", основанного в 1988 году, деятельность которого направлена на изучение и спасение старинных кладбищ.

Некрополистика - историческая дисциплина, посвященная изучению, сохранению и описанию кладбищ(некрополей). Изучение истории некрополей обогащает нашу культуру, это часть нашей истории!
Воскресенье, 26 Апрель 2015 14:00

Тихвинский Богородицкий монастырь (Бузулук)

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)


Краткая информация

Монастырь
Свято-Тихвинский БоВ каком городе:ицкий монастырь
В какой стране находится: Российская империя
Россия
В каком городе: Бузулук
Епархия монастыря: Бузулукская
Тип монастыря: женский
Когда основан (Дата основания): 1835 год
Основные даты:
1845 — закрытие общины в пещерах
1847 — основание общины в Бузулуке
1929 — закрытие монастыря
2000 — восстановление монастыря
Статус: действующий
Официальный сайт: Официальный Официальный сайт:

Описание монатяря "Тихвинский Богородицкий монастырь (Бузулук)"

Координаты монастыря: 52°46′55″ с. ш. 52°16′30″ в. д. / 52.78194° с. ш. 52.27500° в. д. / 52.78194; 52.27500 (G) (O) (Я)

Свято-Тихвинский Богородицкий монастырь — православный дамский монастырь Бузулукской епархии Российской православной церкви, расположенный в городке Бузулуке. 1-ая по времени основания обитель Оренбуржья. В конце 1920-х годов монастырь был закрыт, но сначала XXI века восстановлен, хотя и не на прежнем месте.

Содержание

1 История 1.1 Основание 1.2 Жизнь общины 1.3 Монастырская жизнь 1.4 Монастырь при русской власти 1.5 Возрождение монастыря 2 Монастырское правило 3 Имущество монастыря 3.1 Монастырские храмы 4 Настоятельницы 5 Священники монастыря 6 Примечания 7 Литература

История

Основание

Основоположницей и строительницей монастыря была фермерская девушка Евфимия Герасимовна Овсянникова. С юношества она предназначила жизнь служению Господу, более 20 лет прожила в женской общине городка Кирсанова Тамбовской губернии. А когда её предки переселились в село Михайловка Бузулукского уезда, она последовала за ними и основалась в Бузулуке в 1830-х годах.

Тут она выстроила для себя келью, занималась рукоделием, обучением деток грамоте, читала псалтырь по усопшим, соблюдая молитвенные монашеские правила, которые усвоила в кирсановской общине. Её благочестивая жизнь сподвигнула присоединиться к ней ещё с десяток бузулукских девиц, склонных к монашеской жизни. Сформировавшаяся неофициальная община, члены которой вели благовоспитанную и примерную жизнь в трудах и молитве, заполучила доверие и размещение со стороны бузулукских городских жителей. В 1835 году городское общество Бузулука подарило Овсянниковой 4 десятины земли на краю городка, у городского кладбища, для обустройства на этой земле женской обители. Этот дар оказался внезапным для Евфимии Герасимовны, потому что она не просила ничего подобного. Она сочла его знаком выше, и уповая на божью помощь твёрдо решила устроить монастырь, отдавшись начинаю всей душой.

В том же 1835 году Овсянникова познакомилась с Анной Ивановной Путиловой. Помещица Анна Путилова, вдова артиллерийского капитана, была щедрой благотворительницей, почти все сделавшей для монастырей Самарской епархии — так позже она много содействовала созданию Мойского и Ключегорского монастырей. Сочувствуя намерению Овсянниковой открыть общину, она подарила ей 100 десятин земли, находившихся при селе Таллы в 70 милях от Бузулука. Но, потому что земля досталась Путиловой после погибели супруга, она не сходу смогла выдать Овсянниковой легитимные документы на владение землёй. Это вышло исключительно в 1842 году. Тогда же Путилова разослала в наиблежайшие к Бузулуку волостные правления письма, в которым просила объявить жителям сел и деревень этих волостей, что в городке раскрывается женская община, и что в неё будут приниматься дамы и девицы, желающие предназначить себя духовной жизни по правилам монашества. Письма возымели эффект, скоро для поступления в общину обратилось до 30 крестьянских девиц из близлежащих сёл и деревень. К этому времени на пожертвованной земле уже был основан хутор общины, где был построен дом и некие хозяйственные постройки. Бо́льшая часть вновь поступивших сестёр была выслана на этот хутор, где они, занимаясь земледелием, добывали пропитание для себя и всей общине.

Также примерно в 1835 году в пещерах, в четырёх милях от Бузулука, сформировалась другая женская община, под управлением казачки Марфы Аллемановой (по другим данным — Марии Лимановой). Ранее в этих пещерах проживало несколько старцев-отшельников, но распоряжением городского начальства Бузулука они были отправлены по местам неизменного проживания, как самовольно занявшие чужие земли. Женская община действовала уже официально, её размещение в пещерах было согласовано с управлением Оренбургского казачьего войска, которому принадлежали эти земли. Казачье начальство даже выделило 5 десятин пахотной земли рядом с постройками. Эта община просуществовала около 10 лет, но потом казачьи земли перебежали в казённое ведомство, а община так и не получила утверждения со стороны церковных властей, вследствие чего сестёр попросили покинуть эти места.

Овсянникова приняла Аллеманову и 5 её келейниц в свою общину. Совместными усилиями они выстроили на отведённой городом земле дом с несколькими кельями и дворовыми постройками.

В феврале 1844 года Овсянникова подала прошение оренбургскому епископу Иоанникию об учреждении в Бузулуке женской общины на монастырских правилах. Она писала, что во всей Оренбургской губернии существует только один дамский монастырь, расположенный в Уфе, отстоящей от Бузулука на 400 вёрст. При всем этом в городке находится много желающих предназначить себя духовной жизни в женской обители, и не способных выполнить своё благочестивое желание за отсутствие такой. Она докладывала, что на отведённом ей городским обществом участке, уже построен дом, в каком живойёт до 30 сестёр, и что она, Овсянникова, жертвует в пользу общины 100 десятин земли, подаренных ей помещицей Путиловой, со всем хозяйством, заведённым на это земле, также всё свое прочее имущество: древесный дом в городке, 25 скотин и столько же мериносных овец. Место открытия общины она не указывала, полагаясь на решение епархиального начальство, которому виднее, где полезнее расположить общину, в Бузулуке ли, либо в 70 милях от него, но докладывала, что если община будет учреждена в имении Путиловой, та обещала пожертвовать в пользу общины ещё 11 десятин 280 квадратных саженей земли для строительства келий и выстроить поблизости обители, в деревне Ключи, временную церковь.

Управление епархией запросило сведения об Овсянниковой и её девушках у бузулукского протоиерея Василия Тихомирова, который подтвердил справедливость изложенного в прошении, положительно отозвался о духовных качествах просительницы и прислал увольнительные документы от обществ на девиц, проживавших совместно с Овсянниковой. Оренбургский губернатор, в свою очередь, сказал, что не находит препятствий к открытию общины, но, делая упор на мировоззрение бузулукского уездного предводителя дворянства, считал, что лучше общину расположить в имении Путиловой: там имеется больше средств для её содержания, а удаленность от городка лучше согласуется с требования монашеской жизни, к тому же Путилова обещала выстроить церковь. В итоге оренбургская духовная консистория постановила:

открытие общины позволить; в общине сей быть тому числу сестер, какое она может содержать своими средствами; быть сей общине вне штата, для омерзения от казны издержек на её содержание общине сей состоять в ведении епархиального начальства под наблюдением местного благочинного и поставить её, согласно воззрению штатского начальства, на земле, пожертвованной Путиловой.

14 мая 1845 году епископ доносил об этом решении в Святейший Синод, который 19 июля такого же года обусловил, что община должна остаться в Бузулуке и обратился к обер-прокурору за получением правительского разрешения на открытие общины и закрепление за ней пожертвованных земель. 2 августа 1847 правитель Николай I утвердил определение Святейшего Синода «О принятіи имеющейся въ г. Бузулукъ женской общины подъ покровительство духовнаго и гражданскаго начальствъ»:

Бузулукскую женскую общину принять в полное Епархиальное ведомство на таковом же основании, на каком заведываются все дамские общины, и сделать по ней соответствующие в сем отношении распоряжения, сообщив в то же время положение о ней к сведению и оренбургскому губернатору; озаботиться составлением, для управления сею общиною, солидный истинному её положению правил, сообразуясь в начертании оных с преподанными для бывшей Столичной Богородицкой женской общины, — кроме неких относящихся к местности оной, — правилами и, по составлении таких, представить оные на утверждение Святейшему Синоду; вкупе с сим разрешить и постройку в общине предположенной каменной церкви по представленным от Преосвященного Оренбургского проектам…

Официальный указ об открытии общины от Синода последовал 28 августа 1847 года, в нём утверждалсь заглавие Бузулукская Богородицкая женская община. 14 мая 1848 года о определении Синода было официально сообщено учредительнице общины Евфимии Овсянниковой, а 22 мая такого же года она была определена настоятельницей утверждённой общины.

Жизнь общины

Практически всё время, пока велось дело об открытии общины, Евфимия Овсянникова проживала в Санкт-Петербурге, где проводила сбор пожертвований в пользу общины. В это время было получено и приобретено много вещей из церковной утвари, священнических облачений, и остального, в том числе особа чтимая икона — копия с Тихвинской иконы Божией Мамы, которую пожертвовала генеральша Путятина.

Также в Петербурге Евфимия Герасимовна познакомилась с Олимпиадой Дмитриевной Миюшкевич, дочерью генерала Примо, не так давно овдовевшей. Простота и смирение Овсянниковой посодействовали ей приобрести такое размещение Миюшкевич, что последняя решила уехать из Петербурга в Бузулук, чтоб поступить в число сестёр общины.

По рассказам современников, Овсянниковой во время её пребывания в Петербурге было видение во сне первомученика архидиакона Стефана, который явился перед нею с кадилом в руках и, три раза покадив на неё, произнес: «Возвеличу». Скоро она вправду получила весть о решении дела, причём правитель одобрил решение Синода конкретно 2 августа, в денек памяти первомученика Архидиакона Стефана. Тогда же она отдала обет устроить в честь первомученика архидиакона Стефана придел в разрешённом к постройке каменном храме общины, что потом и исполнила.

Получив весть о утверждении общины Евфимия Герасимовна возвратилась в Бузулук, где немедленно принялась за её облагораживание. Скоро из Петербурга прибыла и Олимпиада Миюшкевич, которую назначили на должность казначея.

20 сентября 1848 года на средства благотворителей был заложен 1-ый древесный корпус с домовой больничной церковью. Здание размерами 10 на 6 саженей, на каменном фундаменте, был покрыто железом и достроено в том же 1848 году. Начала работу поликлиника на 6 коек, размещавшаяся в древесном одноэтажном корпусе, перестроенном в 1877 году. Сначала 1849 года был освящён 1-ый храм в общине. Церемонию провёл священник Бузулукского Троицкого собора Александр Васильевич Тихомиров, он же и в предстоящем совершал богослужения в храме, пока 24 июля 1850 года общине не был назначен самостоятельный церковный причт.

В 1849 году территория общины была огорожена древесной оградой, а с фронтальной стороны даже устроена каменная стенка длиной в 20 сажен, с воротами и сторожкой.

В 1850 году были снесены из-за ветхости кельи и надворные постройки, построенные ещё до утверждения общины. В том же году заместо их были построены новый дом с 3-мя комнатах, прачечная, сарайчик, два погреба, выложенные кирпичом, с каменными погребицами, конюшня, сарайчик для дров и амбар. Началось и в будущем году окончилось строительство двуэтажного сестринского корпуса размером 16 на 8 саженей — первый этаж был каменный, верхний — древесный. 30 июня 1850 года была епископом Иосифом заложен каменный трёхпрестольный храм во имя Тихвинской иконы Богоматери.

Для ведения такового широкого строительства только леса было куплено на 2863 рубля 98 копеек. Средства были собраны пожертвованиями. Для производства кирпича за оградой был устроен кирпичный сарайчик. Практически все из 100 человек, проживавших в общине, учавствовали в работах по изготовлению кирпича и доставке строй материалов: возили воду, кирпич, песок и известку к месту строений, носили кирпич на верх строящихся каменных построек. В архиве сохранилось прошение настоятельницы сохранить выделенную для монастырских нужд летом лесную делянку до зимы, потому что в летнее время рабочих рук насельниц, занятых также и полевыми работами и на строительстве не хватало. Зимой, по пояс в снегу, сёстры без помощи других валили и вывозили из лесу строевой лес. С таковой тяжёлой неженской работой могли совладать только юные дамы и девицы, по перечням первых обителей монастыря изредка кому исполнилось даже 50 лет, больше тридцатилетние. Да и их сил не хватало, так в письме в Самарскую духовную консисторию настоятельница писала:

«Пелагея Готова, …будучи нездоровой, обязана была качать воду, которая откачивается в обители средством машины, что может делать только самый сильный мужик. От этой работы при заболевания она совершенно выбилась из сил,.. с того времени начала она чахнуть и от сей заболевания померла»

Много содействовала окончанию зданий казначей, Олимпиада Миюшкевич. Она ездила в Санкт-Петербург для сбора пожертвований там, где в кругу собственных знакомых из высшего света за год собрала 8923 рубля 6 копеек средствами и вещами, также заполучила некие святыни для общины. Но скоро меж настоятельницей и казначеем начались разногласия, вызванные несходством нравов. Овсянникова, смиренная и кроткая, более полагалась на помощь Божию, а Миюшкевич, инициативная и дерзкая, более полагалась на свои силы. Она, кроме выполнения поручений настоятельницы, сама делала большие покупки для общины, самовольно удаляла из общины неких сестёр, оказавших её неповиновение, сама выходила к епархиальному начальству с прошением о продаже земель, принадлежавших общине. Такое двоевластие в общине не могло не вызвать неудовольствия епархиального начальства, в итоге дела о поступках казначея она была отрешена от должности, и в недолговременном времени после чего скончалась в Самаре от холеры.

Строительство собора продолжалось 11 лет. Тем временем Евфимия Герасимовна продолжала дело по превращению общины в монастырь. Чтоб обеспечить средства для содержания монастыря она обратилась в казённое ведомство с просьбой для отвода общине из казённой дачи 150 десятин земли, мукомольной мельницы и 2-ух рыбных озёр, находившихся наименее чем в 5 милях от Бузулука. В 1859 году она обратилась к самарскому епископу Феофилу с просьбой ходатайствовать перед Святейшим Синодом о преобразовании Бузулукской женской общины в штатный монастырь.

30 января 1860 года вышел указ Святейшего Синода, в каком сообщалось, что 19 декабря 1859 года правитель Александр II утвердил определение Синода о строительстве Тихвинской женской общины в г. Бузулуке на степень штатного монастыря.

Монастырская жизнь Неведомая монахиня Тихвинского Богородицкого монастыря, 1913 год

При разработке монастырский штат насчитывал 87 монахинь.

В феврале 1860 года по распоряжению управления самарской епархией настоятельница Овсянникова и с нею 20 человек из старших сестёр были пострижены в рясофор, а в августе — в мантию. Евфимия Герасимовна получила монашеское имя Евгении. Сохранились имена сестёр, принявших постриг: Августа, Аполлинария, Афанасия (бывшая казначеем), Анфиса, Асенефа, Досифея, Еликонида (бывшая свечницей), Евпраксия, Евсевия (бывшая казначеем), Евлампия, Иоанникия, Илария, Ираида, Мелитина (бывшая игуменьей) и София. Августа, Иоанникия и Ираида остались в истории обители как строгие подвижницы, служившие Господу постом, трудолюбием и совершенным нестяжанием. Иларию запомнили как отличавшуюся особенной любовью к Священному Писанию, она читала назубок псалтырь. Соосновательница общины, Марфа Лаврентьевна Аллеманова, скоро после её открытия общины вышла из неё, и проживала в собственной келье в Бузулуке, приняв монашеский чин незадолго перед гибелью и получив имя Магдалина. Она была похоронена рядом с первым храмом общины — Никольской церковью.

В 1861 году был достроен и 10 октября освящён прохладный трёхпрестольный каменный храм, освящённый во имя Тихвинского вида Божией Мамы, один из приделов которого был освящён во имя первомученика архидиакона Стефана во выполнение обета настоятельницы Евгении.

В 1865 году был достроен двуэтажный корпус, крытый железом. В нём были устроены 41 келья для сестёр. В том же году древесная монастырская ограда была заменена каменною высотой в 1 сажень и шириной в 1 аршин с 2-мя башнями по углам на западной стороне, с железною кровлею. В сентябре был заложен 3-ий храм, с примыкавшим к нему каменным одноэтажным корпусом.

В 1866 году игуменья Евгения удалилась на покой и её должность стала исполнять казначея Симбирского Спасского монастыря, манатейная монахиня Евфросиния, которая управляла монастырем около четырёх месяцев, после этого, по собственному прошению, возвратилась в Симбирск.

К этому времени в монастыре проживало 109 человек.

Последующей настоятельницей Тихвинского монастыря, с строительством в сан игуменьи стала настоятельница Бугурусланского дамского монастыря, монахиня Дорофея. При ней, 16 сентября 1869 года был освящён каменный храм во имя Святой Троицы, достроен примыкающий к храму каменный корпус.

Распоряжением Самарской духовной консистории в ноябре 1868 года при монастыре было открыто училище на правах школы грамоты. В мае 1877 года оно было преобразовано в церковно-приходскую школу. Школа находилась за монастырской оградой, деля здание со странноприимным домом. В 1882 году в ней училось 38 деток, в 1897 году — 83, а в 1902 году — 42 человека. Они все находились на полном содержании монастыря. Законоучителем при школе в 1872—1887 годах был священник П. Х. Добросердов, позже его сменил протоиерей А. П. Благовидов. В монастырской библиотеке имелось до 150 заглавий в 250 томах книжек духовно-нравственного содержания.

12 августа 1870 года игуменья Дорофея была уволена на покой по заболеванию. Последующей настоятельницей стала казначея монастыря, монахиня Мелетина, утверждённая в должности Святейшим Синодом в феврале 1871 года.

В 1870 году на берегу Самары у мельниц был посажен фруктовый сад, через 5 лет там устроили пчельник на 115 ульев, а в мае 1890 года там был поставлен древесный дом и был вырыт ледник со сводами, обложенными кирпичом — для молочного производства. Это место именовалось монастырской дачей, сюда для отдыха привозили девченок — воспитанниц монастырской школы. В 1880 году на средства анонимного филантропа был построен придел к Троицкому храму. В 1882 году была заложена каменная колокольня. В 1884 году был построен древесный 1-этажный корпус.

29 января 1888 года игуменья Мелитина подала прошение об увольнении её на покой по заболеванию, она скончалась 6 марта 1892 года. До 10 сентября 1889 года обязанности настоятельницы исполняла казначея монастыря монахиня Евсевия и благочинная, монахиня Клеопатра, после этого должность заняла, с строительством в сан игуменьи, монахиня Валентина, занимавшая этот пост до ноября 1899 года.

При ней были построены: 1-этажный древесный корпус, нареченный псалтырней, потому что в нём совершались чтения Псалтыри за усопших, к корпусу, примыкавшему к Троицкому храму, был надстроен верхний каменный этаж, была достроена колокольня, каменная пекарня, просфорня, древесный дом для помещения рабочих, задний двор для размещения рабочих лошадок, некие надворные постройки и древесный флигель.

Схожее масштабное строительство добивалось больших расходов, которые не покрывались монастырскими доходами. Доверие и почтение к настоятельнице позволило ей вести строительство в долг, который достигал 6000 рублей к 1893 году, но монастырь принял под своё покровительство епископ Гурий, что позволило рассчитаться с кредиторами.

В 1896 году в монастыре проживали 404 человека: одна схимонахиня, 100 манатейных монахинь вкупе с настоятельницей, 79 рясофорных монахинь, послушниц, причисленных к монастырю указами 43, живущих по показаниям 181.

30 сентября 1897 года монастырь торжественно отмечал пятидесятилетие собственного существования. К этой дате был построен и освящён придел к Троицкому храму, а священник монастыря Миша Малиновский написал книжку, посвящённую истории обители, послужившую источником значимой части сведений о нём для историков. Он так идиллически писал о монастыре:

Храмы и остальные строения…были все отремонтированы и содержались в примерной чистоте и благолепии. В общем, вид монастыря представлял симпатичную для взгляда картину. При входе в монастырские ворота сначала представлялся взгляду монастырский пятиглавый собор, которого обычная, но величавая архитектура, и его самое положение на открытой, достаточно широкой площади посреди монастыря, производила сильное воспоминание на богомольца… Вдалеке на восток за собором, посреди зелени деревьев показывалась умеренная исходная церковь древесная во имя святителя Николая, Мирликийского чудотворца, примыкающая к больничному древесному корпусу. Эта обычная умеренная церковка, с обычным, незатейливым крылечком, с обеих сторон окруженная зеленеющими палисадниками… И удивительно: такая наружняя простота сельская этого исходного храма обители будто бы гласила о благочестивом вкусе основоположницы монастыря, обычный фермерской девушки; но снутри устройство храма будто бы выдавало величавые планы о будущности обители… В трапезе потолок был устроен крутым, высочайшим сводом, что показывает на эталон более широких и прекрасных храмов; в этой малеханькой церковке солея и амвон устроены в три, достаточно маленькие ступени, так же как и престол с алтарем: видимо, что иконостас изображает в миниатюре иконостас более величавого храма. Окна и двери на северной стороне церкви выходили в больничное помещение, так что нездоровые не только лишь могли слышать, да и созидать весь ход Богослужения.

На юг от Тихвинского собора видится умеренный осмерик и глава теплого храма во имя Пресвятыя Троицы…

Снутри монастырской каменной ограды шли монастырские корпуса для жительниц монахинь и для нужных хозяйственных заведений, а при теплом Троицком храме было размещено монастырское кладбище. Около монастырских корпусов и на кладбище, — всюду были палисадники и сады; от святых ворот и до собора, около самого собора и по пути к Троицкому храму зеленели юные тополи…

Игуменья Валентина управляла монастырём до собственной кончины 5 октября 1899 года, была похоронена на монастырском кладбище. Последующей настоятельницей стала монахиня Херувима (Волгушева Е.Д), 6 декабря 1899 года возведённая в сан игуменьи.

План строительства водопровода

К началу XX века в монастыре насчитывалось до 350 сестёр. . К этому времени в монастыре было два каменных храма, один древесный, четырёхъярусная колокольня, просфорня, звонарная, привратная, 6 келейных корпусов, в том числе и игуменский, с мастерскими иконописной и золотошвейной, больничный корпус и огромное количество хозяйственных зданий. Действовала школа для девченок, работала библиотека духовной литературы.

В 1912 году, когда в Бузулуке проводился водопровод, две бузулукские вдовы: дворянка Ф. Ф. Беленовская и мещанка Ф.М. Галдеева пожертвовали на устройство водопровода и в монастыре, одна две тыщи рублей, 2-ая - одну. Ранее все годы существования монастыря вода бралась из единственного колодца на монастырской местности. Сохранились план водопровода, смета его строительства, заявления благотворительниц, но пока не понятно, был всё-таки план реализован до революции либо нет.

В годы Первой мировой войны в монастыре, также на его самарском подворье, располагались госпитали для покалеченых.

Монастырь при русской власти В 1922 году уездная комиссия по изъятию церковных ценностей конфисковала из монастыря все ценные предметы церковной утвари. В это время в нём проживало ещё 170 сестёр.

В январе 1929 года Тихвинский Богородицкий дамский монастырь был закрыт постановлением Бузулукского окрисполкома, утверждённого Средневолжским крайисполкомом 28 января 1930 года.

В 1935 году русской властью обитель была передана в энергетическое ведомство. В основном соборе, Тихвинском, была расположена дизельная электрическая станция, в других — склады. В 1936 году кельи монастыря стали камерами пересылочной кутузки, где подвергались истязаниям и расстреливались её арестанты, в том числе духовенство и насельники 2-ух бузулукских монастырей. Конкретно там был заточен и принял страдальческую погибель местночтимый схимонах Максим (Пилипцов).

В 1947 году епископ Чкаловский Мануил (Лемешевский) достигнул открытия кладбищенской Всехсвятской церкви. При храме появилась общинка из бывших насельниц Тихвинской обители.

Позже в монастырских постройках находилось городское автотранспортное предприятие. В русское время древний храм Николая Чудотворца и колокольня разрушены.

Монастырский комплекс сохранился практически полностью, не считая древесного храма во имя Святителя Николая и колокольни, разрушенных в годы русской власти.

Сооружения имеют статус объектов культурного наследства и охраняются законом, но Тихвинский собор и Троицкий храм стоят без куполов и употребляются под гаражно-складские нужды Западных Электросетей (ЗЭС). Келейные корпуса, в том числе и игуменский, — часть городского жилищного фонда. В 2003 году ЗЭС проводили реконструкцию придела Троицкого храма, служившего складом, под гараж. Была разбита северная стенка придела. В это время открылась роспись на стенках храма. Рабочие с помощью строй инструментов открыли несколько икон и покрыли их лаком. Лики святых были неисправимо испорчены.

Возрождение монастыря Храм Всех Святых

Уцелевшие Тихвинский собор и Троицкий храм не были возвращены монастырю. Крестные ходы и короткие богослужения в храмах проводятся с разрешения управления ЗЭС.

19 июля 2000 году решением Священного Синода приход Всех Святых городка Бузулука был преобразован в Тихвинский дамский монастырь с предназначением на должность настоятельницы монахини Феофилакты (Левенковой). Первых насельниц было 11 человек.

В 2011 году в монастыре проживало 22 насельницы: 1 схимница, 11 монахинь, 4 инокини, 3 послушницы, 2 трудницы. 20 марта 2011 года митрополит Оренбургский и Бузулукский Валентин построил настоятельницу Бузулукского дамского монастыря монахиню Пантелеимону (Кривенкова Валентина Ивановна) в сан игуменьи.

В монастыре имеются библиотека, маленькая швейная мастерская. Сестры исполняют разные повиновения: церковницы, клиросные, трапезницы, на чтении псалтири, огородницы, цветочницы, просфорницы, за свечным ящиком и другие.

Монастырское правило

В возрождённом монастыре раз в день совершается круг богослужений: в 6 утра — утренние молитвы, полунощница, в 6-45 — трёхканонник, в 7-15 — часы и божественная литургия, в 17-00 — вечернее богослужение. Не считая того по понедельникам совершается общий молебен, по субботам служится панихида, а по воскресеньям перед Тихвинской иконой Богоматери служится параклисис.

Престольный праздничек монастыря — празднование в честь иконы Божией Мамы «Тихвинская». Также чтятся и другие престольные празднички Денек Святой Троицы, Всех Святых, Святителя Николая Чудотворца, святителя Митрофана Воронежского, святителя Феодосия Черниговского, Архангела Миши, архидиакона Стефана. В эти деньки совершается торжественный молебен и крестный ход на бывшую монастырскую местность в храмы Святой Троицы и Тихвинский собор, также вокруг храма Всех Святых.

Имущество монастыря

Всехсвятский храм и сестринский корпус

Главным владением монастыря был земляной надел в 1022 десятины. Часть этих земель была передана лесным департаментом, часть пожертвована разными филантропами. Так, в 1870 году монастырю было пожертвовано 20 десятин земли около села Перевозникова в 15 милях от Бузулука некоторым Поляевым, а в 1888 году — 69 десятин около такого же села негоциантом А. И. Болтуновым.

На усадебной площади располагалось 11 корпусов. В 6 проживали сёстры монастыря, в других располагались трапезная, просфорная, пекарня, квасоварня, ковёрная и иконописная мастерские. Монастырь был окружён каменной стенкой с 2-мя воротами и 2-мя башнями. Вне ограды монастырю принадлежали три дома для монастырского причта, дом для учительницы и двухэтажное здание, первый этаж, каменный, которого служил странноприимным домом, а в верхнем, древесном, располагалась церковно-приходская школа.

Монастырь обладал 2-мя мельницами, которые сдавались в аренду. В 1897 году одна из мельниц сгорела, заместо неё в 1912 году была построена новенькая мельница с сукновалкой. Также в монастырской принадлежности находились два озера с рыбными ловлями, пасека, молочная ферма с ледником, фруктовый сад.

Имелось два подворья. Одно находилось в Бузулуке, на улице Ярмарочной, площадь участка, на котором располагались флигель и дворовые постройки, составляла 356 квадратных сажен. Он был пожертвован бузулукским обывателем К. П. Шаталовым. 2-ое подворье располагалось в Самаре, на углу улиц Симбирской и Уральской (сейчас Ульяновской и Братьев Коростелёвых) Оно занимало площадь в 1660 квадратных саженей, пожертвованных монастырю в 1866 году самарским негоциантом, почётным гражданином Самары В. А. Головачёвым.

После возрождения монастырь располагается хотя и не на прежней местности, но также рядом с городским кладбищем. В монастыре один действующий храм — одноэтажная церковь в честь Всех Святых, освящённая в 1901 году. Приставной престол освящён в честь Рождества Христова. Также имеется часовня в честь Державной иконы Божией Мамы, освящённая в 2010 году, созданная для совершения молебнов и келейного молитвенного правила насельниц монастыря. В храме находятся и сохранённые чтимые монастырские иконы: чудотворная икона Пресвятой Богородицы «Тихвинская», подаренная монастырю в 1847 году генеральшей Путятиной в Санкт-Петербурге и икона Пресвятой Богородицы «Млекопитательница», написанная на Афоне. Сохранились и два мощевика с частичками мощей более сорока святых.

Не считая храма на монастырской местности площадью 7460 м² размещены одноэтажное административное здание, трёхэтажное жилое здание, строительство которого началось в 2004 году, также здание котельной и мастерских.

В 2002 году в селе Сухоречка было открыто подсобное хозяйство монастыря, где несут повиновение четыре сестры, ухаживают за коровами, курами, с помощью рабочих обрабатывают сад и огород. В 2010 году при хозяйстве была освящена часовня в честь Державной иконы Пресвятой Богородицы/

Монастырские храмы Никольская церковь

В монастыре до революции имелось три храма и колокольня.

Первым в 1848 году, был построен древесный прохладный однопрестольный храм, освящённый 30 января 1849 года в честь святителя Николая Чудотворца. Храмовые празднички отмечались 9 мая и 6 декабря.

Тихвинский собор

В 1861 году был построен и освящён каменный трёхпрестольный храм размерами 16 на 20 саженей во имя Тихвинской иконы Божией мамы. Правый придел был освящён 16 мая 1862 года во имя Архангела Миши, спустя ровно год во имя архидиакона Стефана был освящён левый придел. В 1890 году храм перетерпел ремонт: вновь были изготовлены два киота, стенки расписаны картинами духовного содержания, а подобные росписи в куполе были обновлены.

В храме хранились части святых мощей великомучеников Пантелеимона, Анания, Игнатия, Ефимии, преподобных Нила, Макария, Феофана Киевского, святителей Гурия Казанского и Николая Чудотворца, которые получали в Москве и Санкт-Петербурге. Имелась также особо чтимая икона Божией Мамы «Млекопитательница» в серебрено-позолоченной ризе — перечень с чудотворной афонской иконы с мощами афонских великомучеников.

Храмовые празднички отмечались в основном приделе 26 июня — во имя Тихвинской иконы Божией Мамы, 8 ноября — в правом приделе и 2 августа — в левом.

Троицкий храм

Третьим храмом монастыря был каменный трёхпрестольный храм во имя Святой Троицы. Строительство храма размерами 17 на 8 сажен началось в 1865 году и окончилось в 1869 году, когда он был освящён самарским епископом Герасимом. Правый придел был освящён во имя святого Митрофана Воронежского 8 сентября 1881 года этим же епископом Герасимом, а левый придел был освящён 13 сентября 1897 года самарским епископом Гурием во имя святого князя Феодосия Черниговского.

В первом этаже храм конкретно соединялся с монашескими кельями, в верхнем — с кельями настоятельницы. Также в первом этаже находилась красочная мастерская — где сёстры учились искусству иконописи. Правила мастерской мастерица-монахиня, которую настоятельница Валентина высылала в Санкт-Петербург для обучения иконописи и иконной чеканке по золоту. Размещение мастерской конкретно в храме было комфортным для работы над копиями храмовых икон. В верхнем этаже, при кельях настоятельницы, располагалась золотошвейная мастерская.

В 1907 году храм был существенно отремонтирован, в процессе работ был заменён и поновой освящён главный престол. Храмовые празднички отмечались 25 мая в основном престоле, 23 ноября в правом приделе и 5 февраля и 9 сентября в левом приделе.

Колокольня

В 1890 году в монастыре была построена колокольня. Её высота со шпилем и крестом достигала 28 саженей. 8 сентября 1891 года на колокольню подняли главный колокол весом 308 пудов 35 фунтов.

Настоятельницы

Первой настоятельницей монастыря была его основоположница, игумения Евгения (Овсянникова Евфимия Герасимовна) (1800—1885). Происходила она из фермерской семьи. По преданию, когда она в двенадцатилетнем возрасте с родственниками посещала Саровский монастырь девченку благословил Серафим, назвав её «Сосуд избранный».

По показаниям современников, игумения Евгения благодаря собственному трудолюбию и благочестию воспользовалась не малым почтением и доверием. Смиренная и кроткая Евгения была достаточно снисходительна к беспомощностям других, сама же была серьезной постницей и подвижницей, имела дар молитвенных слёз. В число сестёр к ней поступали не только лишь крестьянки либо девушки казачьего сословия, предназначить себя служению Богу вожделели и представительницы мещан и купечества, также дворянки. В 1866 году она из-за расстроенного здоровья ушла на покой, полностью отдавшись молитвам и стопроцентно отстранившись от дел обители. Скончалась в возрасте 85 лет 28 марта 1885 года в четверг Пасхи.

Настоятельница Валентина (в миру Варвара Евфимиевна Озерова, урожденная Андреева) происходила из дворян Симбирской губернии, до предназначения на должность настоятельницы была начальницей Самарского епархиального училища. Была построена в сан игуменьи 8 сентября 1889 года епископом Серафимом

Последней игуменьей разрушенного монастыря была Херувима (Волгушева Лена Дмитриевна). Она родилась в 1858 году фермерской семье в селе Лабазы Оренбургской губернии. В 8 лет поступила в монастырскую школу при игуменье Мелитине (собственной родственнице), закончив которую пожелала остаться в обители. Несла повиновение учительницы. 5 ноября 1893 года была пострижена в мантию. 13 октября 1899 года стала исполнять обязанности настоятельницы, 2 ноября была назначена на эту должность на неизменной базе. 6 декабря такого же годы была построена в сан игуменьи. Она управляла монастырём до его закрытия в 1927 году. В 1929 году она была арестована и сослана в ссылку на 3 года. По отбытии наказания она возвратилась в Бузулук. В 1937 году в возрасте 79 лет она была арестована вторично и приговорена к высшей мере наказания. 27 сентября 1937 года она была расстреляна в Зауральной роще Оренбурга.

Священники монастыря

Первым священником обители (с 1850 по 1854 год) был Александр Муратов, скончавшийся в 1896 году. За ним следовали: священник Александр Бобровский (с 1854 по 1859 год), протоиерей Александр Петрович Островидов (с 1859 по 1892 год) и священник Прокопий Добросердов (с 1872 по 1894 год). Так же служили протоиерей Александр Михайлович Преображенский с 1892 года, священник Миша Малиновский (написавший исторический очерк о монастыре) с 1894 года.

Александр Островидов служивший в монастыре 32 года почти все сделал для декорации храмов обители. На его средства был обустроен придел в честь святителя Митрофана Воронежского в тёплом храме, за собственный счёт он украсил соборный храм настенный живописью и пожертвовал колокол весом в 308 пудов 35 фунтов. Пожертвования он делал потаенно, объявляя, что это дары анонимных дарителей. Только позже была установлена правда. Его дочь Анна была послушницей в монастыре, но скончалась от заболевания еще в юности. Сам Островидов служил до самой погибели 16 июня 1892 года.

Прочитано 1464 раз

Что бы не потерять нажмите на кнопочку справа, и адрес этой страницы сохраниться на стене вашей соцсети

Administrator

Слово администратора

Изучение истории некрополей - это благородное дело, т.к. помимо истории отдельного кладбища нам удается узнать о истории наших предков, например, о неизвестной части истории целого города, к которому относилось данное кладбище или о жизни значимых и забытых в нашей истории личностей, похороненных на городских захороненниях...

Другие материалы в этой категории: « Бузулукский Спасо-Преображенский монастырь