Тульский некрополь

Здесь вы можете узнать последние новости музея "Тульский некрополь", основанного в 1988 году, деятельность которого направлена на изучение и спасение старинных кладбищ.

Некрополистика - историческая дисциплина, посвященная изучению, сохранению и описанию кладбищ(некрополей). Изучение истории некрополей обогащает нашу культуру, это часть нашей истории!
Воскресенье, 26 Апрель 2015 14:00

Кизический Введенский монастырь

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)


Краткая информация

Монастырь
Кизический Введенский монастырь
Надвратная церковь Кизического  мужского  монастыря.jpg
Кизический монастырь. Надвратный Владимирский храм.
В какой стране находится: Россия
В каком городе: Казань
Какова конфессия: Православие
Епархия монастыря: Казанская Епархия монастыря: Московского патриархата Русской православной церкви
Тип монастыря: мужской
Когда основан (Дата основания): 1691 год
Кто настоятель монастыря: игумен Пимен Ивентьев [1]
Статус: действующий
В каком состоянии: восстанавливается
Официальный сайт: Официальный Официальный сайт:

Описание монатяря "Кизический Введенский монастырь"

Координаты монастыря: 55°49′20″ с. ш. 49°05′22″ в. д. / 55.82222° с. ш. 49.08944° в. д. / 55.82222; 49.08944 (G) (O) (Я)

Кизический Введенский монастырь (Свято-Введенский мужской монастырь, Кизический мужской монастырь) — действующий православный мужской монастырь в городке Казани, основанный в 1691 году. От него происходит заглавие Кизической слободы и дамбы через реку Казанка.

Содержание

1 История 1.1 XVII век 1.2 XVIII век 1.3 XIX век 2 Строительный ансамбль монастыря 2.1 Храм в честь Введения во храм Пресвятыя Богородицы 2.2 Храм во имя св. князя Владимира 2.3 Колокольня 2.4 Церковь Успения Пресвятой Богородицы 2.5 Часовня 3 Монастырь в русский период 4 Святыни монастыря 5 Возрождение монастыря 6 Литература 7 Примечания 8 См. также 9 Ссылки

История

Существенное количество источников по истории монастыря представлены постоянными отчетами, которые начиная с рубежа 18-19 веков поступали в консисторию, и на данный момент составляют фонд № 4 Государственного архива Республики Татарстан (НАРТ). В архиве РТ есть и особые фонд (НА РТ, Ф. 114), содержащий документы, относящиеся к Кизическому монастырю. Подробную историю монастыря составил к его 200-летию архиепископ Никанор (Каменский). В 1917 году, незадолго до разрушения ансамбля, проф описание монастырского комплекса оставил узнаваемый казанский краевед, искусствовед и историк П. М. Дульский, в книжке «Зилант и Кизицы».

Кизический Введенский монастырь основан в 1687-91 гг. митрополитом казанским Адрианом, потом (1690) Святейшим Патриархом Всея Руси. В отчете в консисторию от 1782 года об основании монастыря говорится, что Кизический монастырь построен Патриархом Адрианом «иждивением его патриаршим да Преосвященных Митрополитов Корнилия Новгородского и Великолуцкого да Илариона Псковского и Изборского». В казанском крае монастырь нередко назывался лаврой, может быть это связано с тем, что он был основан самим патриархом.

XVII век

Главной святыней монастыря были мощи св. страдальцев кизических, присланные патриархом Адрианом через два года после основания и хранившиеся в серебряном семифунтовом ковчежце, и чудотворная икона св. страдальцев кизических. В 1645 г. митрополит Кизика, городка в Малой Азии, где в 3 веке за Христа были замучены девять христиан, Анемподист направил в дар русскому сударю Мише Феодоровичу мощи этих 9 страдальцев. В 1693 г. патриарх Адриан выслал частички мощей в казанскую Кизическую обитель и в 1694 г. направил грамоту митрополиту Казанскому Маркеллу, предписывая выносить икону страдальцев с их мощами в деньки встречи Смоленского Седмиезерного вида и вкупе с этим образом обносить по храмам и домам городка.

Св. страдальцы кизические почитались как доктора от лихорадки, и прибытие их мощей, в честь которых и был назван монастырь, связано с эпидемией лихорадки — «трясавичные болезни», потрясшей казанский край в конце 17 века. Кизический монастырь был основан на том месте, где в 1654 году, в 3 милях от городка, во время эпидемии моровой язвы (бубонной чумы), казанцы повстречали крестный ход с чудотворной Смоленской Седмиеезерной иконой Богородицы из Седмиеезерной пустыни, тогда же для иконы соорудили древесную часовню.

Патриарх Адриан через Стефана Сахарова также прислал в монастырь икону Кизической Богородицы, которую владыка Никанор датировал 17 веком по стилю письма. Этот образ относится к тому ряду Богородичных икон, где находится тема страданий и искупительной погибели Христа.

XVIII век

С кончиной патриарха Адриана ушла эра допетровского благочестия. Включение церкви в бюрократический аппарат страны создавало не наилучшие условия для расцвета духовной жизни. Так, в 1738 г. трое кизических монахов были биты плетьми за нарушение «реестра» (установлений относительно поминовения лиц правительского дома, со замудренными длинноватыми титулами, которые нередко изменялись; и чинопоследований в «викториальные и поминальные дни» — тезоименитства и рождение наследников и т. д.), в 1740 г. за запоздания с присягой новенькому сударю монахи были оштрафованы на гигантскую по тем временам сумму в 30 руб. Намедни реформы 1764 года братия монастыря состояла из 9 человек: архимандрит, 1 иеромонах, 3 иеродьякона, 4 монаха — всего 9 человек. Также по обычаю, заведённому Петром Первым, в монастырях селили солдат-инвалидов, за отсутствием особых заведений подобного рода в Рф в ту эру. В Кизическом монастыре также пребывал «на пропитании» 1 отставной боец, которому выделялось по штату 5 руб. 49 коп. После реформы 1764 года около половины всех русских монастырей были закрыты, все монастырские земли конфискованы, а оставшиеся монастыри поделены на три класса либо выведены за штат. Кизический монастырь получил статус третьеклассного необщежительного монастыря. В необщежительных монастырях любой из братии мог иметь собственность и получал маленькое государственное жалование «по штату». В третьеклассных монастырях не позволялось иметь более 12 человек братии вкупе с послушниками.

XIX век

В 30-е гг. XIX века при архимандрите Гурии вещественное благополучие монастыря временно стало лучше, по этому стало вероятным провести строй работы, но потом доходы опять падают, в разы уступая другим монастырям.

Из казанского уездного казначейства Кизическому как третьеклассному монастырю раз в год выделялся штатный оклад в размере 414 руб. 19 коп. (в конце XIX в. — 668 руб. 58 коп.). Нештатные доходы монастыря также были невелики: в 1812 г. 991 руб. 10 коп., в 1813 г. — 1241 руб. 98 коп. (из их 500 руб. — сбор от хождения с иконой Кизических страдальцев), в 1830 г. — уже 2163 руб. 56 коп. В XIX — до начала ХХ вв. свет на внутреннюю жизнь монастыря проливают постоянные отчеты в консисторию. В XIX веке, в особенности со 2-ой половины, равномерно ослабляются ограничения екатерининской реформы, в монастыри все почаще начинают принимать послушников с формулировкой «сверх штата на своём содержании», что содействовало росту братии. За счет личных пожертвований начинают вновь формироваться монастырские владения.

Монастырь окружал древний сосновый бор (на данный момент Парк химиков), у подножия которого с южной и юго-восточной стороны текла речка Комаровка, на данный момент исчезнувшая, рядом с монастырем был размещен пруд. Благодаря красочному местоположению монастырь время от времени служил пригородной резиденцией казанских архиереев. До того как «архиерейская дача» была перенесена в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь в 1781 году, у различных казанских властелин были свои возлюбленные места для летнего отдыха — Раифская пустынь у митрополита Тихона, Седмиозерная пустынь у митрополита Вениамина, где в 1780-е гг. он провёл свои последние годы жизни на покое. Кизическая обитель, самая близкая из их к Казани, в первый раз была избрана в качестве летней резиденции митрополитом Маркеллом (1690—1699 гг.) — преемником владыки Адриана. С 1865 по 1868 год в монастыре на покое жил архиепископ казанский Афанасий (Соколов).

С 1873 года монастырь стал резиденцией епископов Чебоксарских, вторых викарных епископов Казанской епархии. Архиерейское попечение непременно содействовало благоукрашению монастыря. Огромное значение для строительства монастыря также игрались пожертвования на помин души состоявшихся казанцев — кизический некрополь начал складываться с самого основания обители и в XIX веке множеством высокохудожественных надгробий напоминал некрополь Донского монастыря.

В XIX веке расцвет в монастырской жизни наблюдался при архимандрите Гурии и будущем архиепископе Никаноре Каменском. К 200-летию монастыря удалось собрать 5000 рублей личных пожертвований на ремонт монастыря.

В 1889 году при монастыре открылась церковно-приходская школа, при ней приют для детей-черемис (марийцев). В силу того, что монастырь размещался на Царевококшайской дороге, марийцы, приезжавшие в Казань, всегда посещали Кизический монастырь, а в особенности в денек перенесения Седмиезерной иконы Богородицы. В остальное время года огромную часть прихожан составляли обитатели Кизической слободы, которых к концу XIX века насчитывалось 950 человек. При монастыре также действовала епархиальная школа псаломщиков.

После секуляризации 1764 года монастырь растерял все свои земляные владения, но с течением времени начался повторный процесс скоплений и к 1917 году монастырю принадлежали: 1) Сенные покосы близ самого монастыря в количестве 7 десятин 499 саж. 2) В Казанском уезде близ родового поместья господ Боратынских с. Каймар при речке Щереде 24 дес. 926 саж. пахотной и сенокосной земли. 3) Мукомольная мельница близ дер. Куземкиной на Светлом озере, Свияжского уезда. 4) Рыбные ловли близ деревни Огромные Отары, Казанского уезда, в затоне «Соляная Воложка». 5) Два лесных участка — один в 88 десятин, другой в 59 десятин. 6) 116 дес. 1200 саж. пахотной земли в Лаишевском уезде при дер. Тавели-Ходяшевой. В силу немногочисленности братии эти земли сдавались в аренду.

Строительный ансамбль монастыря

Монастырь до 1917 года. Кизический монастырь. XIX век

Монастырь размещался на маленький местности: 1 десятина 24 кв. сажени под строениями и двором, ещё 1740 кв. саженей под кладбищем, согласно межевой книжке и плану 1795 г. К этой местности примыкал сосновый бор с мачтовыми соснами и с другой стороны луга у речки Комаровки общей площадью 17 десятин 371 кв. саженей «удобной и неловкой земли».

Часть монастырских строений сначало были древесными, о чём свидетельствует утраченный потом Диптих, описанный архимандритом Гурием. Главные храмы уже с момента основания в конце XVII века построили в камне.

Храм в честь Введения во храм Пресвятыя Богородицы

Бесстолпный теплый храм в честь Введения во храм Пресвятыя Богородицы (ширина центрального объёма храма 9,5 метров, трапезной — 14 метров) с маленький шатровой колокольней, выстроенный в переходном от «посадского стиля» к стилю столичного барокко, высился на 15 саженей (32 метра) над окружавшим монастырь сосновым бором. Введенский собор имел придел во имя свв. 9 Кизических страдальцев, который был устроен заместо одноименной древесной церкви, построенной в 1688 году. Антиминс придела датируется 1714 годом, видимо тогда древесный храм и поменяли приделом.

Внешний вид храма складывался из основного высочайшего объёма, низкой, широкой трапезной и северного придела 9 страдальцев и примыкающий с юго-запада шатровой колокольни, которая на несколько метров уступала в высоте основному объёму храма. Её нижний четверик переходил в восьмерик колокольной площадки, которую увенчивал каменный шатер с 2-мя рядами узеньких оконцев-слухов. Декор храма состоял из фигурных наличников, пучков колонн по углам, колончатого фриза у карниза, все выполнено из лекального кирпича. В стиле столичного барокко были выполнены окна-розетки с северной и южной стороны, такие же как в Евдокиинской церкви Казани и Константино-Еленинской церкви Свияжска.

В 1891 году придел Кизических страдальцев был обновлен: 3-ярусный иконостас в 5 икон был выдвинут вперед на 2 метра, придел сделали теплым, отделив от основного объёма прохладного храма стеклянной аркой, зачем стекла пожертвовал негоциант А. М. Хохряков с Кужерского стеклянного завода.

5-ярусный иконостас Введенского собора в 9 икон шириной напоминал сохранившийся в Петропавловском соборе Казани. Пышноватая барочная золотая резьба имела бирюзовый фон, королевские врата с прорезной резьбой, 6 икон на королевских воротах в серебряных ризах. Иконостас пару раз поновлялся: в 1833 году — известным казанским резчиком Матвеем Поляковым, 1891 году — мастером В. Н. Паньковым и живописцем С. Я. Спиридоновым. Иконостас имел классическую иконографическую схему: местный нижний ряд, выше — круглые торжественные иконы в картушах, ещё выше деисусный, пророческий и праотеческий чин. Более поздние воздействия сказались в размещение треугольной иконы «снятия с креста» в верхнем ярусе и вида распятия с грядущими в качестве окончания иконостаса.

В местном ряду находились самые почитаемые иконы: образ Богоматери «Всех Скорбящих Удовлетворенность» с серебряной ризой весом 12 фунтов (ок. 5 кг) на 1500 рублей, пожертвованных Татьяной Хворовой в 1841 г. Храмовая икона Спаса у Королевских ворот также пребывала в драгоценной ризе на средства 1-го из основных благотворителей монастыря известного казанского негоцианта Петра Котелова (1831 г.).

Фряжские мотивы сказались и в программке росписи храма: в куполе заместо Вседержителя была фреска «Коронования Богородицы». Дальше фрески выглядели так: под куполом свв. Евангелисты. На северной стенке — мучения страдальцев Кизических, также свв. Кирилл и Мефодий, свв. Князья Владимир и Александр Невский; на самом верху — свв. Гурий, Варсонофий и Герман Казанские. На западной стенке: св. пророк Даниил со львами и праведный Иов, Преображение Господня, выше — правитель Давид и первосвященник Аарон. На южной стенке — Введение во храм Пресвятой Богородицы, преподобные Антоний и Феодосий Печерские, святители Алексий Столичный, Мелетий Антиохийский, выше — Василий Величавый, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст. В одном из трёх огромных киотов в трапезной части храма находился Нерукотворный образ Спаса — четкая копия с одной из старых хоругвей, отысканных в кладовой незадолго до юбилея монастыря в 1891 г. В 2-ух других киотах — иконы Пресвятой Богородицы и Киево-Печерских святых. В 1930-е Введенский собор снесли .

Храм во имя св. князя Владимира

Сразу с Введенским в стиле ранешнего барокко был построен надвратный теплый храм во имя св. князя Владимира , храм сохранился до наших дней. Современный вид храма несет следы позднейших переделок, волны барочного фронтона прерваны позднейшими оконными просветами, в 1917 году П. М. Дульский писал: "К огорчению, несведущие переделки храма существенно попортили его наружность, потому что реставраторы, не считаясь с общей композицией фасада, прибавили окна, где им вздумалось, отчего общая гармония художественного вида храма приметно нарушена"Дульский П. М. Зилант и Кизицы. Очерк П. М. Дульского. — Казань, 1917 г.. Восьмерик (либо в терминологии барочной архитектуры «фонарь») Владимирского храма имеет вытянутую, висанную в овал форму, но архитектором удалось сделать оптически правильную форму восьмерика.

В храме помещался 3-ярусный иконостас 1833 года в 5 икон шириной: над местным рядом во 2-м ярусе находились иконы Св. Троицы (над Королевскими воротами), Неопалимой Купины, праздничков: Рождества, Крещения и Сретения Господня, 3-й ярус состоял из одной иконы Потаенной Вечери, украшенной Распятием с грядущими.

В 1821-38 годах, по проекту Петонди, был отстроен 3-этажный братский корпус, примыкающий к надвратному храму св. Владимира. На нижнем этаже располагались кладовые, на втором братские кельи, на 3-ем — настоятельские покои.

Эти два храма составили ядро монастырского ансамбля, которое дополнялось в следующие столетия.

Вначале в западной части монастыря также существовал храм во имя св. первомученика Стефана , который в 1833 году был разобран за ветхостью и на его месте была построена Успенская церковь. В описях 1739 и 1746 года также упоминается храм св. Иоанна Златоуста , но в последнем документе он уже зачеркнут, видимо храм был уничтожен пожаром 1745 года.

В XVIII—XIX веках вокруг монастыря была выстроена каменная ограда с башенками .

В 30-40-е года XIX века в монастыре начался последующий шаг активного строительства под управлением нового настоятеля известного миссионера архимандрита Гурия (1830-45).

Для монастырей в XIX веке по всей Рф типично рвение строить большие по высоте колокольни, как в Троице-Сергиевой и Киево-Печерской лавре.

Колокольня

В 1835-37 годах по проекту конструктора Фомы Петонди была построена 5-ярусная колокольня высотой 26 саженей (53 ,56 с крестом, метров; (для сопоставления — высота башни Сююмбике −58 метров), которая прямо до постройки колокольни Богоявленского собора на ул. Проломной (Баумана) сначала 20 века, оставалась самой высочайшей в Казани, Кизический монастырь заполучил вид соответственный собственному изначальному статусу казанской лавры. 1-ый ярус колокольни был проходным, служил западными воротами в монастырь, на 3-х последующих ярусах висели колокола, на последнем ярусе располагалась смотровая площадка, огороженная стальной решеткой. В краеведческой литературе этот монумент называли «колокольней Петонди». Прямо за кизической, многоярусные высочайшие колокольни выросли и в других казанских монастырях: в 1861 г. — в Спасо-Преображенском монастыре, в 1876 г. — в Седмиезерном, в 1903 г. — в Раифском, единственная уцелевшая.

В 1840 году на средства негоцианта Петра Котелова был отлит наибольший колокол новейшей колокольни весом 357 пудов (5,7 тонн), который располагался на 3 ярусе. на четвёртом ярусе — колокол весил 127 пудов и 12 фунтов (2.033 кг) . Всего на колокольне было 12 колоколов. Петр Котелов также пожертвовал средства и на наибольший колокол примыкающего Зилантова монастыря.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы

В 1882 году негоциант М. Н. Вениаминов-Башарин пожертвовал 3112 рублей на строительство при западных воротах, рядом с колокольней Петонди (в 3-4 саженях от неё), маленький (2,5 сажени — 5,5 на 5,5 метров) привратной теплой церкви Успения Пресвятой Богородицы , так что люди могли входить в храм прямо с улицы, не через местность монастыря. Успенский храм выстроили на месте, где ранее находилась церковь св. Первомученика Стефана, разобранная в 1833 из-за ветхости.

«Храмоздатель и украситель церкви» Матвей Николаевич Вениаминов-Башарин также пожертвовал 1000 рублей на утварь. Храм стилистически был выдержан в формах классицизма: на большенном полусферическом куполе был поставлен маленький «барабан», украшенный макушкой. Вход в церковь со стороны ограды у Царевококшайской дороги представлял собой арочный портал, который с каждой стороны поддерживали по две колонны. Интерьер храма архиепископ Никанор обрисовал так: «Иконостас маленькой и дешевый, но план его и живопись достойны награды, потому что тут в немногих священных изображениях совмещено всё существенное. То же должно сказать и об алтарных настенных украшениях и обо всех иных частях храма и его принадлежностях, канделябрах и тому подобном». После 1917 г. храм Успения снесли.

В 1892 году праздновался двухсотлетний юбилей монастыря. К этой дате Никанор Каменский (архиепископ Казанский и Свияжский с 1908 года по 1910 год), в то время викарный Чебоксарский епископ и по должности был настоятель Кизического монастыря, где находилась резиденция, написал и издал подробнейшую до мелких деталей историю монастыря, с описанием всех его храмов, построек и монастырского некрополя. Владыка Никанор на довольно высочайшем археографическом уровне исследовал и ввел в научный оборот бессчетные документы и грамоты XVI—XVII вв из архивов Кизического и Спасо-Преображенского монастыря (Владенные грамоты Казанского Спасо-Преображенского монастыря // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском институте. — Казань, 1893. — Т. 11. — Вып. 1; Вотчины и угодья Кизического Казанского монастыря. — Там же.).

Часовня

К двухсотлетнему юбилею за оградой монастыря (где на данный момент пролегает проезжая часть улицы Декабристов) была построена маленькая (4 на 4метра, высотой 10 м) часовня . Денек юбилейных торжеств (29 апреля) совпал со случаем спасения наследника престола цесаревича Николая Александровича, грядущего царя Николая II от покушения в городке Отсу в Стране восходящего солнца. Кизическая часовня стала монументом этому событию.

В монастыре была ещё одна часовня над колодцем . К юго-востоку от надвратной Владимирской церкви с незапамятных времен находился «колодезь с очень доброкачественной водой, коею пользуются, не считая монастыря, издавна слободские обитатели и все проезжающие и проходящие невозбранно». Когда над колодцем соорудили первую часовню непонятно, но уже к 1831 г. она постарела и её поменяли новейшей («тогда же она была расписана снутри настенный живописью»).

Также при монастыре имелись конный и скотный дворы, баня, каменный амбар, плодоносящий сад, древесная кузня.

Монастырь в русский период

После революции монастырь был закрыт и разорён. К 1930-м годам разрушена основная часть ансамбля, пропало с лица земли кладбище — сейчас это территория парка химиков. Долгие и длительные годы в уцелевших помещениях располагался военкомат.

После переворота 1917 года в монастыре ещё некое время жили 9 насельников во главе с иеромонахом Иннокентием (Ковтуном) в качестве допустимой властями трудовой общины. В ограде монастыря расположили колонию для несовершеннолетних (1918—1921), а с наружной стороны устроили ЗАГС.

23 февраля 1922 Политбюро ЦК РКП(б) издает декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Эхом этого постановления стали действия, произошедшие в монастыре 3 году спустя.

К 1926 году, когда общину возглавлял иеромонах Палладий Шерстенников, НКВД в поисках формального повода для расторжения контракта с общиной нашло в монастыре «сокрытые церковные ценности» в количестве 15 предметов (серебряные сосуды и кресты, и малиновую бархатную митру, шитую золотом), в связи с чем ЦАУ НКВД препроводило прокурору АТССР все материалы для вербования виноватых к уголовной ответственности, с следующем воззванием Горчасти НКВД в Горсовет с вопросом о расторжении контракта. Событие ускорило возбуждение уголовного дело против 2-ух иеромонахов. Кизический и Зилантов монастырь изъяли из ведения Музейной комиссии и передали ГКХ, монастырская община была низведена до статуса приходского храма. В 1929 году вышел скрытый циркуляр председателя ОГПУ Г.Ягоды, по которому предписывается общее закрытие церквей и монастырей по всей стране.

6 ноября 1929-го на заседании Пленума Заречного Райсовета слушали доклад о 12-й годовщине Октября. Праздничную дату решили отметить активным строительством, зачем решили снести две мечети и два храма, в том числе собор Кизического монастыря и церковь в Ягодной слободе, из кирпича которых решили выстроить баню. Мечети направили в деточаги. За ранее проводили собрания на заводах заречья, где швеи и пороховщики «единогласно» голосовали за снос монастыря. На комсомольском субботнике 29 апреля 1929 года разобрали колокольню.

В 1931 году остатки монастырского комплекса передали для окончательного разрушения организации «Татстрой», но активные протесты музейного отдела, воззвания в ТЦИК и Горсовет с требованием сохранить монумент XVII века, позволили сохранить надвратную церковь и братский корпус. Прямо до конца 90-х гг. XX века в этих зданиях находился районный военкомат.

Остатки кизической общины перебежали в общину Смоленско-Седмиезеерной церкви.

Святыни монастыря

Посреди святынь, почитавшихся в монастыре до революции — чудотворная икона свв. 9 Кизических страдальцев : Феогнида, Руфа, Антипатра, Феостиха, Артемы, Магна, Фавмасия, Феодота и Филимона с девятью частичками их св. мощей, привезенных в Россию при Царе Мише Феодоровиче и присланых в Казань патриархом Адрианом, Кизический образ Божией Мамы , написанный на полотне и наклееный на доску старого выскокохудожественного письма. На Кизической иконе Богородицы, Богоматерь держит Отрока на левой руке, а правую положила на стол со стоящей на нём Чашей. Малыш вроде бы в ужасе отклоняется от Чаши, иконографически передавая евангельские слова: «Отче Мой! если может быть, да минует Меня чаша сия…» (Мф. 26, 39). Также почиталась Виленская икона Божией Мамы в «в серебряной ризе с жемчугами и аметистами» находившаяся по описанию владыки Никанора в местном ряду иконостаса, атласный антиминс, присланный патриархом Адрианом, два напрестольных креста-реликвария с частичками св. мощей и частью древа Креста Господня, привезенных первым настоятелем монастыря «протоктитором Казанской Кизической лавры» Стефаном Сахаровым из Палестины, один из этих крестов от 1690 г.

Для мощей 9 страдальцев кизических был устроен 7-фунтовый киот в серебряной ризе (на верху ризы — чеканное изображение Христа и 9 страдальческих венцов и текст тропаря свв. страдальцам); сам ковчежец в 2-3 вершка был вделан в центр ризы, на 2-ух его дверях было написано: «Сей ковчег с мощами свв. 9 страдальцев устроен этого ради да носится в домы благочестивых христиан» и «…идеже молебное пение и водоосвящение бывает в приятие благодати Божия к здравию немоществующих». Сами 9 частиц мощей в ковчежце были вделаны в кипарисовую доску и залиты воскомастикой, также в доску была врезана частичка древа Животворящего Креста Господня; понизу же ризы помещался ещё один ковчежец: «кость от локтя святаго страдальца Руфа». Киот вкладывался в икону с изображением страданий Кизических страдальцев, для которой в 1786 г. также была изготовлена серебряная риза, а во время крестных ходов вынимался из иконной доски.

Возрождение монастыря

27 декабря 2001 года глава администрации г. Казани Камиль Исхаков подписал постановление о передаче комплекса Кизического монастыря Казанской Епархии Российской Православной Церкви Столичного Патриархата, сначала была передана горевшая незадолго ранее Владимирская церковь. 4 января 2002 года наместником Кизического монастыря был назначен москвич архимандрит Даниил (Могутнов), 18 января 2002 года на Крещение прошло 1-ое богослужение.

9 января 2003 года монастырь посетил глава республики Минтимер Шаймиев, где он повстречался с архиепископом Казанским и Татарстанским Анастасием и наместником Кизического монастыря архимандритом Даниилом и обсудил детали передачи монастырского комплекса. М. Шаймиев также посетил некрополь Кизического монастыря и предложил возвести на некрополе мемориальную стенку, на которой могли быть увековечены имена всех узнаваемых личностей, упокоившихся на Кизическом некрополе.

На Кизическом некрополе была символически восстановлена могила деда писателя Л. Н. Толстого — казанского губернатора Ильи Андреевича Толстого (1757—1820). У входа в парк была установлен монумент в виде креста и аналоя с раскрытой книжкой, на которой написано: «Некрополь Кизического Введенского мужского монастыря XVII—XIX вв. Погребено более трёх тыщ человек». В 2006 году, после еще одного пожара, состоялся полный вывод районного военкомата.

В 2008 году из монастыря была похищена Седмиеезерная иконы Богородицы, которой архиепископ Анастасий благословил возрождение обители. Но не успели члены СОГ возвратиться в райотдел — пакет с похищенной иконой принесли к дверям кельи настоятеля.

В ноябре-декабре 2009 года улица Правосудия, на которой размещен монастырь, стала объектом огромного серьезного строительства газопровода. В 2-ух метрах от братского корпуса был вырыт большой котлован, который временами наполнялся технической водой, подмывая фасад строения, в итоге, стенка «поплыла», фасад братского корпуса и надвратной Владимирской церкви отдал бессчетные трещинкы, появилась настоящая угроза обрушения, потому что стенка братского корпуса всего только на пол метра заглублена в грунт и вначале покоилась на бутовом пласте, который к истинному времени истощился и фактически не существует. После вмешательства обитателей Казани и местного телевидения (ТК «ЭФИР») — работы по прокладке газовых труб были остановлены.

В текущее время интенсивно идут реставрационные и строй работы, а в храме святого князя Владимира раз в день проводятся утренние и вечерние службы.

Литература

Рощектаев А. В. История Кизического Введенского монастыря г. Казани. Дульский П. М. Монументы казанской старины. — Казань, 1914 г. Дульский П. М. Зилант и Кизицы. Очерк П. М. Дульского. — Казань, 1917 г. Елдашев А. М. Казанский Свято-Введенский Кизический мужской монастырь. — Казань, 2003 г. Загоскин Н. П. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книга городка. — Казань, 1895 г. Заринский П. Е. Очерки старой Казани. Казань, 1877 г. Справочная книжка Казанской епархии. — Казань, 1909 Липаков Е. В. Архиепископ Никанор (Каменский)// Семинарский вестник КазДС. № 4 (сентябрь 2001). С. 8-10. Никанор (Каменский), архиепископ. Казанский сборник статей. — Казань, 1909 г. Никанор, епископ. Кладбище Кизического монастыря. Его история и описание. — Казань, 1892 г. Никанор, епископ. Вотчины и угодья Кизического монастыря (с приложением неизданных актов), — Казань, 1893 г. Никанор, епископ. Кизический Казанский монастырь. Исторический очерк его 200-летнего существования. — Казань. 1891 г. Остроумов В. П. Казань. Очерки по архитектуре и планировке городка. Казань, 1877. Пинегин М. Казань в её прошедшем и реальном. — Казань, 1890 г. Покровский И. М. Из истории Казанских монастырей. — Казань, 1896 Покровский И. М. К истории Казанских монастырей до 1764 года. — Казань, 1902. Рыбушкин М. Короткая история г. Казани. Рычков П. Опыт Казанской истории старых и средних времян. СПб., 1767. Сказание о чудотворной Смоленской Седмиозерной иконе Божией Мамы. Казань, 1894. Достойны памяти потомков (Городские головы Казани 1767—1917 гг.).Сборник документов и материалов. Казань. 2002.

Прочитано 1559 раз

Что бы не потерять нажмите на кнопочку справа, и адрес этой страницы сохраниться на стене вашей соцсети

Administrator

Слово администратора

Изучение истории некрополей - это благородное дело, т.к. помимо истории отдельного кладбища нам удается узнать о истории наших предков, например, о неизвестной части истории целого города, к которому относилось данное кладбище или о жизни значимых и забытых в нашей истории личностей, похороненных на городских захороненниях...